Надя Борисова

Я всегда слушала, о чем меня просят клиенты, всему научилась благодаря им

Надя Борисова

@makeuptrend

Надя Борисова – стилист по волосам, визажист, преподаватель и амбассадор бренда Urban Tribe. Многолетний опыт работы, бесконечные эксперименты со средствами и врожденное чувство стиля позволили Наде создать собственную технику работы с волосами, «живые локоны» стали ее визитной карточкой. Индивидуальная техника Нади получила признание у мастеров со всей страны, которые ждут ее с мастер-классами в городах или приезжают на обучение в Москву.

Надя, расскажи, как ты начала свою профессиональную карьеру?

Никакого серьезного образования визажиста у меня нет, по специальности я модельер одежды. Видимо, это у меня в крови с рождения: я выросла в творческой семье, мама – дизайнер одежды, сестра – архитектор. И сколько себя помню, я интересовалась творчеством в разных его проявлениях. Лет с семи начала делать наброски коллекций одежды. С 13 лет постоянно всех причесывала и красила — «готовила» подруг к дискотекам. В институте ко мне стали обращаться девочки с просьбами накрасить и сделать прическу на свадьбу. Я спрашивала: «Почему я?» — «Ты умеешь красить, у тебя классно все получается», — «Да не умею я, как думаю, так и делаю!», — «Вот и сделай, как думаешь». Ехала в Мытищи в шесть утра, красила какую-то девочку, потом подругу подруги, потом сестру парня подруги, в общем, была какая-то Санта-Барбара бесконечная: все просили их накрасить. После института я недолго работала по специальности, но быстро поняла, что шить и заниматься индивидуальными заказами мне надоело — хватило этого в процессе учебы. Еще я подрабатывала моделью, поэтому видела, как работают визажисты, как они становятся все более востребованными. И я решила пойти на курсы парикмахеров. Но шесть лет назад, единственное, что мне удалось найти — это двухнедельное обучение, где мы проходили «бабушкин начес», плетение «корзинки» из волос и накручивание на бигуди.

А курсы визажиста ты заканчивала?

Да, пять дней длился курс, назывался он «базовый». Остальному я научилась в процессе работы, через запросы клиентов. Считаю, что только работа с самыми разными клиентами может сделать тебя настоящим мастером своего дела. То есть у тебя не было каких-то учителей, которые тебя вдохновляли? К технике, которую ты сейчас преподаешь, ты пришла сама с помощью опыта? Да, получается, что так. За всю жизнь я посетила один-два мастер-класса, но поняла, что это не мое, потому что было ощущение, что я за кем-то повторяю, теряю себя. Считаю, что я бы не пришла к тому, что я даю сейчас клиентам и ученикам, если бы я просто училась у других мастеров. Хотя, я с удовольствием знакомлюсь и общаюсь с коллегами. Некоторые мастера идут другим путем, учатся постоянно, и это тоже важно. Я всегда слушала, о чем меня просят клиенты и пыталась это воспроизвести, всему научилась благодаря им. Изо дня в день я искала нужные средства, пробовала различные лаки, спреи… Это был бесконечный поиск. Еще на мое развитие сильно повлияли некоторые фотографы, которые ставили передо мной интересные и сложные задачи. Например, звонит фотограф и говорит: «Надя, мы делаем новогодний фотопроект, надо сделать одной девочке елочку из волос, другой — снеговичка, а третьей — елочный шарик». И вот как хочешь, так и придумывай. Сейчас я преподаю, потому что я нашла сочетания факторов, эффективность которых я могу гарантировать. Огромное количество клиентов говорят мне, что ходят с прической, которую я сделала для мероприятия, вот уже как 3-4 дня, и она действительно держится.

Как ты начала преподавать?

Никогда об этом не задумывалась. Это была история, когда спрос родил предложение. Помню, мне написали в один день девочки из Челябинска и из Томска. Я даже не знаю, как они меня нашли. Тогда уже стал популярен Инстаграм, фотографии начали приносить клиентов, работать на имидж, и все само закрутилось. Я никогда не искала организаторов, они всегда находили меня сами и по сей день это так. Ты специализируешься именно на локонах и длинных волосах или ты делаешь разные прически и преподаешь? Мастера из салонов работают, например, феном и брашингом — это я не преподаю, так как мои техники рассчитаны на стойкость и долговечность — для мероприятий, фотосессий. Сама я работала и с мужчинами, и с огромным количеством людей разных возрастов. Но я даю на своих мастер-классах то, с чем мастера часто не умеют работать, а именно техники работы с длинными натуральными, неокрашенными волосами.

Мастеру в первую очередь надо показать красоту клиента: подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки.

Надя Борисова

А ты до сих пор много работаешь с частными клиентами?

Работа с частными клиентами у меня сейчас занимает где-то половину времени, может, процентов 30. Это мое желание, потому что я люблю собирать мероприятия, свадьбы, невест. Если организационные моменты начнут отнимать у меня слишком много времени и сил, скорее всего, я перестану этим заниматься, но однозначно оставлю человек пять любимых клиентов. Тебе больше нравится работать с частными клиентами или на фотопроектах? Тут же наверняка разные подходы — работа, например, с невестой или создание образа для фотосъемки. Тут сложно сказать, потому что задачи разные. Мне все интересно — я всегда работала и с детьми, и со звездами, и с невестами и их мамами. Наверное, меньше всего мне нравится уходить в креатив. Я больше за нежные, реальные образы. Очень люблю видеть горящие глаза клиента: «Ой, Вы воплотили в жизнь именно то, что я хотела». Классно, когда идет постановка задач, и ты их успешно решаешь.

А кто у тебя есть из звездных клиентов?

Я в свое время поработала на нескольких больших проектах, которые выставлялись в Гостином дворе. Это были проекты «Звездные фобии», «Кинопробы». Я работала с Сергеем Зверевым, Катей Лель, Валдисом Пельшем. С Прохором Шаляпиным работала во время съемок его клипов, с Татьяной Котовой, с Ириной Забиякой из группы «Чи-Ли».

Надя, а ты следишь за новыми тенденциями?

Это скорее происходит так: ездила в Милан на обучение от Urban Tribe, и они, как и все итальянцы, всегда вдохновляют на что-то новое. Европа задает нам тренды, есть такая манера у нас в России — брать что-то оттуда. Специально за блогами я не слежу, даже в Инстаграм не захожу, потому что у меня просто нет времени на это. Поэтому узнаю что-то новое путем общения с коллегами и во время путешествий. Наверняка читателям будет интересно узнать о каких-то твоих фишках. С какими инструментами, стайлинговыми средствами тебе больше нравится работать? А каких категорически избегаешь? Я категорически не пользуюсь лаками с газом на длину и не накручиваю на лак. Я использую только эко-лаки, солевые спреи. Это полезней и для моего здоровья, и для здоровья клиентов и учеников: не приходится дышать огромным количеством химии. К тому же такие спреи дают текстуры, а это последние несколько лет самый ходовой тренд — именно текстурность на волосах, а не букли какие-то. Что касается инструментов, я постоянно пробую что-то новое, у меня уже, наверное, больше 40 плоек. Я что-то заказываю, покупаю, пробую, изучаю разные покрытия, смотрю, какое сочетание дает покрытие и мои средства стайлинга, как они влияют на стойкость и так далее. Но есть и принципиальные моменты. У утюжков, например, должно быть хорошо скользящее покрытие. А у плоек должен быть хороший прогрев поверхности — это, как правило, более 220 градусов, хотя таких приборов, в которых действительно грамотно сочетаются и покрытие, и температура очень мало. Еще я постоянно и основательно использую термозащиту. Последние четыре года это Urban Tribe. Знаю, что многие думают, что это рекламный ход, ведь я являюсь их амбассадором. На самом деле, мой выбор никак не связан с рекламой. Я перепробовала огромное количество термозащитных средств и все еще продолжаю пробовать, ведь девочки приносят на мастер-классы все, что только существует, и это средство для меня лучшее из всех — пользуюсь им сама лично. Никогда не пожелаю клиентам делать укладку без термозащиты, просто исходя из человеческого отношения к волосам. Для меня это принцип номер один: перед воздействием на волосы высокими температурами всегда наношу термозащиту.

Когда ты работаешь с клиентами, у тебя есть какие-то принципы, ориентиры? Как ты подбираешь прическу, форму, ведь она может сильно изменить, например, пропорции лица?

Да, тут все четко. Первое, что я делаю — я всегда, еще не увидев клиента, когда человек только записывается, прошу прислать его фотографии или дополнительно ссылку на его профиль в соцсетях, чтобы изучить его фотографии, посмотреть, как человек на них получается. Тут очень важна краевая линия роста волос. Если лоб высокий, и краевая линия волос далеко — я вижу, что на фотографиях волосам не хватает объёма, хоть они и густые. И, соответственно, беру это себе на заметку. Если краевая линия низкая, то с объемом нет проблем, можно ничего с ним не делать, а смотреть дальше уже на рост, на платье — какие ритмы есть в композиции целого образа, где у платья объем. Это тоже очень важно, потому что могут быть рукава-фонарики или ассиметричное платье с открытым плечом, то есть нужна гармония образа и силуэта в целом.

Уверена, что стилисту нужно подбирать образ сначала самому, а потом уже спрашивать у клиента, так как он говорит: «Я хочу вот это!», и показывает фотографию Скарлетт Йоханссон, а человек вообще другого типажа. Я повторяю на ней эту прическу, а получаем «бабу Машу», не Скарлетт Йоханссон. Мастеру в первую очередь надо показать красоту клиента: подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки. Поэтому мы отталкиваемся от платья, от объемов, от краевой линии роста волос, от пропорций.

А как визажист ты сейчас тоже работаешь? Если делаешь прическу, то еще делаешь и макияж? Или только прически?

Всегда делаю только полный образ. Я отказываюсь от клиентов, которые говорят, что им «только прическу» или «только макияж». Я так не работаю, мне это неудобно. Либо это будет стоить столько же, сколько и полный образ. Такие случаи у меня тоже были несколько раз — когда человеку непринципиальна цена, и он готов платить полную стоимость только за прическу, чтобы делала ее именно я. Но все-таки я считаю, что если образ, то это образ целиком. Поэтому, если визажист и стилист по волосам работают в тандеме, то между ними должна быть гармония, они должны понимать друг друга, одинаково чувствовать стиль, а иначе получится отдельно лицо и отдельно волосы. Я очень часто такое наблюдаю.

Я отказываюсь от клиентов, которые говорят, что им «только прическу» или «только макияж».

Надя Борисова

Но наверняка есть такие упрямые клиенты, которые приносят картинку со Скарлетт Йоханссон и по-другому никак не хотят. Как ты с такими клиентами общаешься?

Последнее время жестко, в основном отказываю. Я таких на стадии переписки стараюсь выявлять. Когда мне человек пишет: «Надежда, я мечтаю к Вам попасть, я Вам доверяю, я вообще не разбираюсь в макияжах и прическах, Вы мне сделайте, как считаете нужным» — тогда я спокойна. А если начинается «я хочу вот это и все» — отвечаю, что я не Ваш мастер. Потому что я работаю так, как я вижу, поэтому люди довольны. Если я буду делать, как мне сказали, то, скорее всего, получится что-то странное. У меня бывали похожие ситуации, когда я делала, как хочет клиент, а потом и я была недовольна, и он.

Скажи, в какой момент ты поняла, что надо открывать свою студию? Как это произошло?

Пару лет назад меня начали все спрашивать: «А почему у Вас нет своей студии?». Люди обычно просто так ничего не спрашивают — это заставило меня серьезно задуматься.

Я понимала, что мне нужно выделить на это время и четко поставить в приоритет: такого рода шаг требует концентрации, времени, и для меня это было, наверное, самой большой сложностью. А еще в то время я поняла, что у меня все одно и то же, и кажется, что мне уже все надоедает: одни и те же мастер-классы, похожие города, начинается такое состояние, когда необходима точка роста, иначе человек стопорится. Нужен выход из зоны комфорта и, конечно, это требует четкого решения и усилия. У меня уже тогда накопилось достаточно опыта, знаний, желаний и представлений о том, чего я хочу. А для чего? Для того чтобы был свой дом, где можно творить, обучать, чтобы это все было в одном месте. Каждый мастер знает, что много лет жить с косметикой в квартире это реально тяжело. Просто потому что нет ощущения, что ты дома, как будто все 24 часа ты в работе, в процессе. А теперь есть эта граница, есть специальный «домик для работы».

Скажи, а приходилось ли прикладывать какие-то усилия к развитию, пиару студии, или это была история, когда спрос родил предложение?

Я вообще никаких усилий не прикладывала. Так же как и с аудиторией в Инстаграме, которая тоже подписалась сама, я ни разу в жизни не платила ни за один пост. Это работа с контентом и наличие вкуса. У меня есть эта тема на базовом курсе. Так как я люблю фото (я когда-то занималась фотографией, сама снимала, работала как фотограф, сама красила, причесывала и одевала в свои платья — у меня все было «под ключ»), то меня история с Инстаграмом заинтересовала уже с самого начала его появления. И так получилось, что аудитория наросла сама. Люди из разных городов сами находят меня, сами подписываются, сами приезжают ко мне учиться.